Из поэтической тетради

Ниже – некоторые из моих попыток сказать о чем-то важном при помощи рифмы в разные периоды жизни.

Я умышленно не упорядочивал стихи по рубрикам, и периодам написания – вы можете увидеть рядом стихи 18 летнего юноши и теперешнего «мужчины в полном расцвете сил» )))) В некоторых стихотворениях, особенно в посвящениях, могут быть реалии, понятные только автору и предмету его вдохновения.

Я никогда не позиционировал себя как поэт, просто иногда не мог говорить прозой. Новые опусы появляются верху, а потом уходят в  тематические блоки. 

Из цикла « Переведу часы…»

Переведу часы на час,
Но не назад, вперед, и что же?
Увидеть нас, уже не нас,
Да неужели кто-то сможет?

А как хотелось бы узнать,
Какая лошадь будет первой,
К десятке туз, к десятке пять?
Жена – богиня или стерва?

Ох, как хотелось бы узнать
Что будет с родиной Россией
Узнать, не просто угадать
И не пытаться быть мессией…

Узнать бы, сколько еще лет
Смогу прожить, дней не считая,
Родит Россия или нет
Вождей, свободу утверждая…

Ох, как хотелось бы дожить
До справедливости, не мести,
До той поры, когда все вместе
Найдем запрет на «ЗАПРЕТИТЬ»

О, Боже, дай еще пожить,
И на зеленый свет при жизни
Идти под флагом «РАЗРЕШИТЬ»,
В какой бы не были отчизне.

Александр Пыльцын, Ванкувер,
6 августа 2017 года.

Переведу часы на час …
Переведу часы на час,
Но не вперед, назад, конечно.
Кто знает, может в этот раз
Тот час продлится бесконечно?

А может все-таки вперед?
Всем вопреки, наоборот?…..
Подумай, может в первый раз
О том, что стоит каждый ЧАС….

Как часто не хватает Часа,
Минуты и морганья глаза
Что б не краснеть остаток жизни
Пред другом, женщиной, отчизной…

Как жаль что ЧАСА не хватило
Просить прощенья и простить
Уйти не гордо, не уныло,
Достойно просто дверь закрыть…

Ох, этот ЧАС, ка много раз
Тебя, дружище, не хватало…
Переведу часы на ЧАС,
Хотя мне этого так мало!

И знайте, МИГ, МИНУТА, ЧАС –
Хранители нетленных душ, и…
Не время убивает нас…
Мы тонем в нем, спасите наши души!
**********************
Часы «перевели» меня…
О, Боже, как же я не близко,
Стою, «коленопреклоня»,
У маминого обелиска…

Переведи же лет на «дцать»
Чтоб снова испросить прощенья
У легендарного отца,
Живи, и с новым днем рожденья!

Переведи часы на ЧАС,
Да, каждый час решает нас!

Александр Пыльцын, Ванкувер,
15 марта 2017 года.

 

Сонет на рождение внучки

Три килограмма триста грамм,
Любви, Надежды, Умиленья,
Рук возведенья к небесам,
Прося у Господа прощенья…

Три килограмма с небольшим,
Еще не спят в моих руках…
Лишь завтра, то, что было в снах,
Я назову уже моим.

И мироздание начнется,
Вот – первый шаг, вот первый слог,
Пройдут года и понесется…
Успех, провал, восторг, урок…

А дальше снова к небу руки,
Молясь о детях и о внуках!

(Ванкувер, 19 апреля 2017 года, 4 часа утра.)

 

 

Питерский дождь

Гром прогремел из апрельского неба
Буд-то он был, а быть может, и не был…
Серым дождем пролились чьи-то слезы,
Соком березовым плачут березы.
Рощи берез – вы не гуще, не реже,
Те же березы, но все же не те же…
Те – я оставил, покинул и предал,
Но, предавая, об этом не ведал…
Мне в наказанье и мне же в награду
Питерский дождь умывает Канаду.

(Ванкувер, ноябрь 1999 г.)

Cонет

(Перед наступлением Нового века)

В конце столетий и эпох
Мы чуда ждем, в него не веря,
И дай нам Бог, и дай нам Бог
Обресть, а не познать потерю.

Да, так устроен этот мир –
Клубок утрат и обретений;
Среди чумы пируем пир
Надежд, побед и откровений.

Среди бесчисленных невзгод
Среди уступок дням суровым
Вдруг грянет гром и в Новый год
Мы входим с чем-то очень новым…
Придет любовь – дверь в новый век
Откроет новый человек.

(Ванкувер, в канун нового века, 30 декабря 1999 г.)

Скажем «Да»

Никогда не верил в Бога,
Но давно к тому готов,
Нелегка к нему дорога,
На двери весит засов…
Вскрыть его, перекрестившись,
Не получится, увы!
Лишь простив и лишь простившись
С тем, чем раньше были Вы!
Только поздно или рано,
Но, уверен, навсегда
Через годы, через страны
Мы придем и скажем “ДА!!!”

(Ванкувер 28 ноября 2007)

Пусть прижизнится

(В подражание Макаревичу)

Я нашел, но не смог обрести от того, что не смог,
Я не знал, что придется пройти сто нелегких дорог,
И всегда, упираясь в тупик, находил только миг,
Оставлял за собой вереницу нечитанных книг.
Я не ведал о том, что так близко «конец» и «пролог»,
А отсюда вся жизнь превращается в крохотный миг.
Где ты, Бог, Где ты, Бог, Где ты, Бог, Где ты, Бог, Где ты, Бог
Непрочитанных или же мной, ненаписанных книг?
А отсюда – и Бога иконно – возвышенный лик
Превратился в портрет, закрывающий дырку в стене…
Наступает у каждого жизнь, а быть может, и миг
Пусть тот миг нам прижизнится или приснится во сне!

(Ванкувер ,8 марта 2004 г.)

Сонет

Тебе родиться бы весной
Из песен, сложенных ручьями
И все, что будет между нами
Полить апрельскою водой…
Когда бы родилась ты летом
Из трав нехоженых ногами –
Укрыла б теплыми ветрами
Слова из песен мной не спетых…
Тебе бы осенью родиться
Из паутинок золотистых
И отыскать в опавших листьях
Все, что должно когда-то сбыться
Но родилась ты в феврале….
Стелилась вьюга по земле…

(Киев, 1980)

 Страна «Уже» в стране «Еще»

 УЖЕ…

Вначале – взлет на вираже
Потом – полета откровенье,
Полжизни мы – в стране «УЖЕ»
В стране «ЕЩЕ» – до приземленья.

Уже до полки достаю,
Уже влюбился в однокашку,
Уже курсант, стою в строю,
Уже зовут меня «папашкой»
Уже стою у славных дел
Ужель достиг, чего хотел?…

И невдомек, что постепенно
Вошел в страну «ЕЩЕ» мгновенно.

ЕЩЕ…

Еще не старый я совсем
Еще имею кучу планов
Еще, я знаю, нужен всем
Еще, еще,… попозже, рано!

Еще, друзья мои, не вечер….
Уже готовлюсь к новым встречам!

(Ванкувер, 2015)

ВЕРИТЬ!!!!

(ПОСВЯЩЕНИЕ ОТЦУ, КОТОРЫМ ГОРДИЛСЯ,
ГОРЖУСЬ И БУДУ ГОРДИТЬСЯ, ПОКА САМ ЖИВ)

Ну, с этой датой – так непросто…
Звучит солидно – ДЕВЯНОСТО!!!!
Не то, что восемьдесят пять,
Когда всех поднял танцевать…

Но в этот новый «перекресток»
Танцуй скромней – ведь ДЕВЯНОСТО!!!!

Но, распрями при этом плечи,
Как в той атаке, там, далече,
С тобою рядом твой Апостол,
А с ней лишь ТОЛЬКО девяносто!!!!

О, как же нам такого роста
Достичь на дате   ДЕВЯНОСТО!!!!!!!?

Герой форпоста и помоста-
Форпост с войной, помост со славой –
Так что же эти – ДЕВЯНОСТО?
Мечта, Итоги, Переправа?

Не всем подвластно это мерить,
Лишь только БАТИНОГО роста,
Достойны этих ДЕВЯНОСТО!!!!
Достойны СТА, достойны….
Верить!!!!!

Не веришь? Не согласен? Нет?
Посмотрим через десять лет!

(Сын Саша, с гордостью носящий имя отца
и передавший его своему сыну, который с гордостью
носит имя деда.

Ванкувер, 16 ноября 2013 года)

 Твое пальто

(Посвящается Наташе)


Как долго я ждал тебя, лет сто
Средь ясного неба – гром!
А утром, смотрю, – твое пальто
Рядом с моим пиджаком.

Висит себе скромно – рукав к рукаву
Как будто плечо к плечу
Останься во сне, или наяву
Я дорого заплачу.


Опять я сказал что-то не то,
Опять все кругом – дурдом,
А утром, смотрю, – твое пальто
Рядом с моим пиджаком.


Висит себе мирно – рукав к лацкану,
Как будто рука к груди,
Уйдешь – я наверно тебя пойму,
Но только еще погоди.


Ушла ты, прощаю тебя за то,
Иди себе к Богу в рай!
Возьми все, что было, но пальто,
Пожалуйста, не забирай.


Висит оно мирно, рукав к лацкану
Рядом с моим пиджаком.
Вот только я руку к нему протяну
И будет не пуст мой дом.

(Ванкувер, 2003)

Если б не было тебя

Быть сильным, встретить беды, не скорбя?
Возможно, если б не было тебя!
Стать слабым, край салфетки теребя?
И стал бы, если б не было тебя!

Смирившись, встретить старость, не любя?
Наверно…. Если б не было тебя!

(Посвящается Зине в день рождения 9 мая 2013 года. )

Сонет

О, как бы ни был рок суров,
Все тот же взгляд, все та же кровь,
Все те же искорки из глаз,
Все тот же грот, хоть и без нас

Все те же песни, та же страсть,
Желанье встать или упасть,
Желанье жить или забыться,
Желанье в крике раствориться,

Желанье честно и упрямо
Любить бездумно, смело, прямо
Желанье – тем, что ночью снится
С детьми своими поделиться…

И все ж, любовь, а не желанья
Оставим детям в назиданье…

(Посвящается Кате.
Ванкувер, 21 мая 2013 года.)

Сонет на предательство друга

Эпиграф

Не будь к сонету, критик, слишком строг,
Пусть глуп бывает он, бездарен часто,
Но в нем – не более 14 строк,
А ведь в иных бывает полтораста!

(Роберт Бернс)

ЖАЛЕЯ тех, кто жалости достоин,
ТВОРЯ добро для стоящих презренья,
СЕБЯ жалеем – так наш мир устроен –
Жалея, легче вызвать сожаленье…

РУГАЯ тех, кто не достоин злости,
ЛОМАЯ все у тех, кто сам сломался,
СЕБЯ казним, О, Боже, как все просто –
Казня других, как буд-то оправдался!
ПРОЩАЯ тех, кто этого не стоит,
ЗАБЫВ о самой сущности прощенья,
Свои мы отпускаем прегрешенья,
Вдруг не заметят, двери в рай откроют…

Жалеть? Творить? Прощать, других ругая?
Ломать? Казнить? Убей меня, НЕ ЗНАЮ!

(Ванкувер, 21 сентября 2013 года)

Бермудский треугольник

(Посвящается Ирине)

Я в Бермудском треугольнике заблудился не на час
Я в Бермудском треугольнике повстречал случайно Вас

Я в Бермудском треугольнике на себе поставил крест
Я в Бермудском треугольнике утонул и вновь воскрес

Я в Бермудском треугольнике постигал углов закон
Я в Бермудском треугольнике, рядом ты – напротив он !!!

Я в Бермудском треугольнике – три судьбы и три угла
Я в Бермудском треугольнике – эх, была иль не была!

Я в Бермудском треугольнике, не сгорю я здесь дотла
Ведь в Бермудском треугольнике оказалось два угла

(Ванкувер, 2004)

Канады-Петербурги

(Это стихотворение – акроним, то есть значимы заглавные буквы по вертикали.

Посвящается отцу и его верной спутнице жизни. Имена слиты воедино, как и в жизни.)

Ах, как хочу расцеловать Вам руки
Но как мне жаль, что это не с руки….
Так далеки «канады-петербурги»
Ох, как при этом трепетно близки….

Но верю в гром над питерским рассветом
И мы пойдем, единая семья,
На брег Невы зимой, весною, летом
А может осенью в безумстве сентября.

Рожденья день уже не ожиданье –
Увы, про нас история, про нас…
Живем не впрок, скорее, в назиданье
А дорог стал уже не год, а час…

Любите жизнь, как вы ее любили
Ей Богу, Бог – портрет ваш на стене
Как дорог клад, который вы отрыли,
С которым мы дослужим на земле

А мы… – Сережа, Леня, Вера, Маша,
Надежда, Катя, Леша – Вот семья!!!!
Дашуня, Сонька, Оля, Зоя, Саша
Рублю концы, Олег и, напоследок, Я!!!

(Ванкувер, 13 сентября 2010 года
от имени 14 потомков.)

Виртуреальность

(Марине посвящается этот акроним. Неологизм принадлежит автору и означает реальную встречу после виртуального общения)

Марин, все было виртуально
А вышло все наоборот
Реально, девочка, реально
И был реальным поворот

На нашу встречу, кухню нашу,
Ах, как мне хочется опять
Попасть туда – и как же страшно
Об этом только вспоминать

Надежда, молодость, интрига,
Кураж, безумство, не покой….
Рассудка бред, не ради мига
А ради жизни….. не со мной!

Ты стала, знай, совсем реальной
Об этом есть и опус мой….
«Виртуреальность»!!! ГЕНИАЛЬНО!
А это же о нас с тобой…….

(Ванкувер, 1998)

Перекати – Оля

(Посвящается Ольге Солнышкиной)

Ты уже на воле
Скорость спорит с ветром,
Перекати-Оля,
Где ты, где ты, где ты?

Ты спаси от боли,
Грусти и ненастья,
Перекати-Оля,
Перекати-счастье

Подожди немного,
Веришь? Слово чести!
В дальнюю дорогу
Соберемся вместе

Вместе и покатим
К боговой награде
По моей России,
По твоей Канаде

Перекати-Оля,
Перекати-Саша…
Это- наше поле,
Эта речка – наша!

Перекати-Оля,
Горе иль награда
То, что наша доля –
Быть и врозь, и рядом?

(Ванкувер, 2009)

Анестезия с именем Россия

(посвящается Ольге Пантеевой,
спасшей жизнь моему отцу)

За жизнь СЕЙЧАС, не только в поколеньях,
За жизнь того, чье имя я ношу,
Стою пред Вами, Ольга, на коленях
Позвольте, милая, я Бога попрошу,
Чтоб в трудный час, а он ведь неизбежен!
Не мы одни, увы, не мы одни…
Ваш “Оберег” был также добр и нежен
Как были Вы в те ночи и в те дни!
Анестезия – есть уход от боли
Утративших здоровье, кров и кровь
Анестезия – это подвиг, Оля,
И Ваш, и тех, кто будет с нами вновь.
Анестезия с именем Россия
Где всех лекарств, дороже – доброта
Была на землю послана Мессией
С икон и православного креста.

(Санкт Петербург, 2006)

Пусть прижизнится

(В подражание Макаревичу)

Я нашел, но не смог обрести от того, что не смог,
Я не знал, что придется пройти сто нелегких дорог,
И всегда, упираясь в тупик, находил только миг,
Оставлял за собой вереницу нечитанных книг.
Я не ведал о том, что так близко «конец» и «пролог»,
А отсюда вся жизнь превращается в крохотный миг.
Где ты, Бог, Где ты, Бог, Где ты, Бог, Где ты, Бог, Где ты, Бог
Непрочитанных или же мной, ненаписанных книг?
А отсюда – и Бога иконно – возвышенный лик
Превратился в портрет, закрывающий дырку в стене…
Наступает у каждого жизнь, а быть может, и миг
Пусть тот миг нам прижизнится или приснится во сне!

(Ванкувер ,8 марта 2004 г.)

Опять атака

(Посвящение отцу перед
операцией на сердце)

И снова в бой, но в этот раз
Ты не подставишь сердце пулям
Молились Богу мы не раз
Но главный БОГ – ты – мой папуля!!!
В тебя вся ВЕРА и тогда
Хирург наполнит сердце кровью
А нас, всех верящих в тебя,
Надеждой Верой и Любовью…
Опять атака, сколько раз
Ты победил и выжил снова
И в этот раз, и в это час
Ты победишь, поверь на слово!

(Ванкувер, 19 декабря 2008 года.)

 

НАСТОЯЩЕЙ!!!   ЖЕНЩИНЕ
(Посвящается Антонине Васильевне Ружа)

О Вас, о правде и о чести
И вовсе не ко славе вящей,
Без лжи, обмана,  тени лести
О Вас, родная, НАСТОЯЩЕЙ!

О, да, Вы  были НАСТОЯЩЕЙ ,
Щедро деля паек блокадный,
Поклон героям, хлеб делящим
В тот жуткий ужас «Ленинградный».

НА  эти СТО процентов ЯЩЕЙ,
Как были Вы и, как  Вы  есть,
Той правде, правде  НАСТОЯЩЕЙ,
Вы отдаете  снова честь!

На мотив известной песни

(Посвящается отцу, во время войны – командиру штрафной офицерской роты)

Не стареют мои старики…
Чудеса? Нет, так просто бывает!
Не стареют, кто лжи вопреки,
Правдой все на земле называют.

И спасибо тебе, мой отец,
Что меня именуют тобой
В единении душ и сердец
Я – твой сын – “Александр Второй”.

Дорогие мои старики,
Не хочу поминать Бога всуе,
Бог не с теми, кто с властной руки
Вас забыл. Мы за вас повоюем!!!

Ну а если не станет нас вдруг
И останемся лишь на портрете,
Эстафету подхватит твой внук,
Александр, по имени “Третий”.

А за правду о прошлой войне
Где – по минным полям с штрафниками….
Благодарность КомБате вдвойне
Командиру, живущему с нами!

Дорогие мои, штрафники
Дайте, я вас сейчас расцелую,
Если только у Одер – реки
Не ушли вы в обитель иную…

(Ванкувер 5 января 2008 года.)

Сонет

(Посвящается Светлане Частной)

Когда от горечи и бед
Мутнеет ум, слабеет воля,
Летят друзья на красный свет
И избавляют нас от боли.

Газ до отказа, вот – кювет,
Вираж, занос, помилуй, Боже!
Спешат друзья на красный свет,
Хотя оно – себе дороже!

Летят друзья на красный свет
Поможем или не поможем?
Быть может, в этом смысла нет,
Не все мы в этой жизни можем.

И все ж, летят на красный свет.
Успеют, в том сомнений нет.

(Ванкувер, 17 октября 2003 г.)

Сонет

(Посвящается Ирине)

Твои шаги – мои враги,
И каждый шаг – как гильотина
Ну, помоги мне, помоги,
Тройная доза анальгина!

Твои шаги – надежды луч,
И каждый шаг – знаменье Бога,
Как проблеск солнца среди туч,
Как жизнь без лжи и без подлога.

Твои шаги – мои шаги,
Смешались с плотью, сном и кровью
Ну, помоги мне, помоги,
Надежда с Верой и Любовью!

Какими разными шагами
Мы мерим то, что между нами!

(Ванкувер. Август 2003.)

 

Наснить

О, боже мой, какие руки,

Проходит боль, печаль, разлука

О, боже мой, глаза какие,

Мои, но все-таки другие…

О, боже мой, какая стать,

Но эта стать мне не под стать!

О, боже мой, а пониманье,

В ответ на слабость – состраданье!

И, хоть тонка меж нами нить,

Я так хочу тебя «наснить»!

(Зине, Ванкувер. 19 апреля 2006 года»

К серебряной свадьбе родителей

(Посвящается памяти моей мамы, Маргариты Сергеевны
Пыльцыной, фронтовой медсестре, вступившей в брак
с отцом на передовой линии фронта)

Двадцать пять лет вы вместе
И на наших глазах
Вдруг жених и невеста-
С сединой на висках.

Не в фате, а в шинели,
Не под марш, а под гул
бомб, гранат и метелей
Вы связали судьбу.

Не забудет о многом
На висках седина…
испытательным сроком
Вам служила война.

Пусть доносятся эхом
Ваши вздохи подчас,
Пусть не только от смеха
Сеть морщинок у глаз.

Пусть не только от счастья
Набегает слеза.
Вы в минуту ненастья
Не забудьте сказать:

Двадцать пять лет мы вместе…
Тридцать пять лет мы вместе…
Пятьдесят лет мы вместе…

(Харьков, 1968)

К золотой свадьбе родителей

Пятьдесят лет вы вместе
И на ваших глазах
Сыновья и невестки
С сединой на висках.

Нет унынья и скуки,
Нет покоя рукам-
Возмужавшие внуки
Дарят правнуков вам.

Жизнь наносит вам раны,
Задевая сердца,
Но, конечно же, рано
Ждать смиренно конца.

Пусть же только от счастья
Набегает слеза,
Но в минуты ненастья
Не забудьте сказать:

Пятьдесят лет мы вместе…
Шестьдесят лет мы вместе…
Девяносто лет вместе…..

(Харьков, 1993)

К 50-летию отца

Грустить ли нам, а может улыбаться,
Что жизнь одна – начало всех начал,
Но кто-то жизнь сумел прожить в 16,
А кто-то, век прожив, не начинал.

Ну, а тебе, отец, всего полвека
И для итогов время далеко.
Но знаю я, что в звании ЧЕЛОВЕКА
Тебе не сможет отказать никто.

Ты говоришь, седины и морщины…
На это я скажу тебе опять:
В высоком, гордом звании МУЖЧИНЫ
Тебе никто не сможет отказать.

Вон в той морщинке, в той, что над бровями,
Я вижу Одер, стонущий от ран,
А на висках седыми волосками
Жизнь написала: Виктор и Иван*,

Отец! Я завтра тоже буду
Солдатом, правда, мне не в бой,
Но, отдавая честь, я не забуду,
Что честь одна у нас с тобой.

Не зря твои погоны украшают
по три звезды, а впрочем, у меня
Ведь тоже есть звезда. Одна. Большая-
На пряжке у солдатского ремня.

Прости , Полковник, не по форме рапорт,
Но все ж позволь, сегодня доложу:
СЛУЖУ СОВЕТСКОМУ СОЮЗУ, ПАПА,
А это значит – я ТЕБЕ служу.

*Имена Братьев, не вернувшихся с войны

 (Харьков, 1973 год.)

 Быть не может

(К встрече однополчан, приуроченной к 40-летию
Победы и 40-летию фронтовой свадьбы родителей)

Да неужели 40? Быть не может!
Подумать только, СОРОК лет и зим!
А помнишь? Да! А ты, конечно, тоже…
А помнишь? Да… Ребята, помолчим…

Эх, 40 лет! И каждый из них дорог…
А как бы сбросить все на 40 лет назад.
Да разве сбросишь, полон дом внучат
И сыновьям теперь уже под 40…

И фотографий желтый листопад,
Воспоминаний белые метели,
И нет страшней приказа для внучат,
Чем “Шагом марш, ложиться по постелям!”

Замрите, слушайте, смотрите, ребятишки,
Дыханье затаив, став чуткими вдвойне:
Ведь вы последние девчонки и мальчишки,
Которым суждено УСЛЫШАТЬ о войне.

(Харьков, 1985)

На тему песни   «Я в весеннем лесу…»

(Посвящается моему однокашнику Володе
Ромскому и Леночке Плавневой)

Я с друзьями привык все делить пополам –
Сигареты и хлеб, и мечты и туман,
Я б и сердце свое раздарил по частям,
Если б только сумел разделить пополам…

Разделить бы всю жизнь пополам, как тот хлеб,
Смех и радость налево, направо – печаль,
Я бы левую, черт с ней, оставил себе,
Ну а правую с радостью другу отдал…

Только если нельзя пополам разделить –
Не разделишь кого-то, решай – не решай
Я слегка улыбнусь и скажу: «Так и быть,
Если на два не делится, все забирай…»

А взамен ничего, ни сейчас, ни потом,
Об одном лишь прошу, если вдруг у двери
Ты увидишь беду, что стучится в мой дом,
Половину ее ты с собой забери…

Я с друзьями привык все делить пополам….

(Харьков 1970 г.)

Листья (песня)

Красные листья кружатся, кружатся,
Красные листья мой путь замели,
Листья устало на землю ложатся
И умирают, коснувшись земли

Листья, листья к моим ногам ,
Падают листья и тут и там,
Уносит ветер в седую даль
С листьями вместе мою печаль.

Снова ты, осень, нежданно, как старость
Непрошеным гостем в мой сад ворвалась.
Уйми свои ветры, уйми свою ярость,
Дай листьям спокойно на землю упасть…

Листья, листья…..

(Уссурийск, 1965 г.)

Коридорная молва

Коридорная молва,
В шепот сплюснуты слова,
А она жива – МОЛВА!
Чей-то шепот, чей-то крик,
Кто-то умер, кто-то сник,
А она жива, МОЛВА!

(Харьков, 1973)

Из цикла «Ты и я»

Не беги от себя
Не беги от себя – не угонишься,
Не беги от меня – не укроешься,
Не беги от обид – в них любовь моя,
Не беги ты от нас – это ты и я.
Не беги от разлук и за них прости
Из кольца моих рук нет назад пути.

(Ванкувер, 2005)

 

ОТКАЗ ЖЕНЩИНЕ

Я готов отказать той надежде

Что так «сверленно» сверлит мне мозг

Себя ныне, и в прошлом, и прежде

Я спрошу, а ты рад, что ты смог?

(посвящается Елене)

Ванкувер 7 февраля 2017 года